?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у pretre_philippeв Памяти Г.С. Померанца. Из эссе «Проблема Воланда»
(один из моих любимых его текстов, который можно перечитывать не раз, находя простые, но вечные истины. Здесь в том числе полемика с А. Солженицыным. Хотя, когда я был моложе, мне более близок был Солженицын. Сейчас же признаю бОльшую правоту Г. Померанца. Светлая ему память! …В ХХ в. одновременно идут два встречных процесса: с одной стороны, математизация гуманитарных наук, с другой – гуманитаризация точных. Точное мышление все жестче осознает свои рамки: это мышление в строго определенных понятиях и ясное понимание границ познаваемого. Однозначны точные науки в решении частных, обособленных проблем. Как только мы доходим до проблемы целого, истина раздваивается. Есть несколько геометрий, есть теорема Геделя, доказывающая, что не может быть единственной истинной системы (ибо истинность системы не может быть доказана внутри нее самой). Есть принцип дополнительности в физике. И чем дальше, тем больше таких отклонений от классической математики и классической физики… Однозначность ответа – функция логически корректных операций с однозначными (т.е. банальными) предметами мысли. Чем банальнее, тем точнее. Можно предсказать поведение покупателей на рынке, но нельзя предсказать глубинных психических срывов… Экономический человек должен был радоваться развитию хозяйства Ирана. А целостный человек дал пинка хрустальному зданию. Это ретроградство, это столкнуло процветавшую страну в хаос, но зато по своей, научно не познанной, глупой воле. Здесь, по-видимому, была для иранцев какая-то своя, самая выгодная выгода. Если можно угадать ее, то разве перечитывая «Записки из подполья»… Математики подпольный человек не слушается.… Одна из тайн истории – превращение белого в черное, зла – в добро. У Александра Исаевича Солженицына большевики с самого начала похожи на чертей и удерживаются у власти одним: террором. Но ведь для террора нужен аппарат. Нужны энтузиасты и фанатики, готовые идти работать в ЧК. Как создать аппарат террора с помощью террора? Это все равно, что вытащить себя из болота за волосы. …Никакая математика не дает гарантии от пены на губах. Наоборот: признак математически бесспорной истины – обычное самооправдание нравственной слепоты. …Что было бы, если бы нос у Клеопатры оказался несколько короче? Или если бы Николай после Столыпина  сумел найти толкового министра? Или если бы Гучков опередил революцию (как он пытался сделать) и заменил Николая другим царем, поумнее и без паралича воли? Или если бы Ленин прожил 74 года, а Сталин – 54? Почему Ленина хватил удар в самом разгаре культурной революции (и сразу прекратились процессы церковников, эсеров)? А Сталину все сходило с рук и Шахтинское дело, и промпартия, и ликвидация кулачества (с закрытием церквей и пр.). Почему только дела врачей не попустил Бог? Какая логика помешала процессу убийц в белых халатах? Народ заранее ликовал, газеты завалены почтой Лидии Тимашук – но лопнул какой-то сосудик в мозгу, и все пошло насмарку… Я думаю, что траектории, по которым летели пули, решившие судьбу Столыпина и Ленина, не более вытекают из законов истории, познаваемых человеком, и не более могут быть выведены из характера действующих лиц, чем пролитое подсолнечное масло Аннушки. Если мы хотим видеть в истории что-то большее, чем ряд нелепых случайностей, то надо признать наличие – рядом с человеческой волей – каких-то сверхчеловеческих сил, подстраивающих нужные случаи. И человек действует не совершенно свободно, а следовательно, и не совсем виноват. Он, может быть, и виновен, но заслуживает снисхождения… По крайней мере, иногда заслуживает. По крайней мере, некоторые заслуживают… В ходе гражданской войны советская власть несколько раз висела на волоске. Те, кто ждал, что большевики не продержатся больше трех недель, были вовсе не глупы. По законам истории (которые были основаны на аналогии с прошлыми революциями) и по здравому смыслу так непременно должно было быть. Но законы истории оказались опровергнуты, здравый смысл опровергнут, а большевики остались в Кремле. Простая последовательность фактов не всегда логична. То, что побеждает, не всегда самое вероятное. Иногда побеждает невероятное. Несостоявшееся было возможно, но боги оказались не на его стороне, и оно не состоялось… …Сцепление социально-исторических причин решает не все (в этом я убежден). Гроза войны 1914-1918 годов и другие грозы разразились не из-за выстрела Гаврилы Принципа, не из-за соперничества держав и не из-за производительных сил, а потому, что над Европой нависло темное духовное облако, накопленное, видимо, мирным и благополучным буржуазным веком. Черные молнии обрушились из туч, созданных дыханием Гобсеков, Домби, мертвых душ, фаршированных голов. А когда начинаются разряды, они находят себе проводников, своих медиумов, свои человекоорудия. И этим человекоорудиям как-то помогают. Вполне вероятно, что силы, избравшие Ленина, помогали ему, подстраивали случаи, подсказали Парвусу помочь с пломбированным вагоном, а пулю Каплан направили чуть-чуть в сторону… Я не ручаюсь, что картина, набросанная мною, совершенно точно соответствует событиям, но главное ведь не детали, а то, что темное облако, из которого на нас сыплются молнии, создали мы сами. Наше дыхание творит атмосферу, в которой начинается событие. И решительный выход из цепи катастроф – изменить свое дыхание, очистить его. Это не значит, что борьба с очевидным злом во внешней, очевидной жизни не имеет смысла. Но только до тех пор, пока ярость не захватила сердце. Ибо ярость будит новую ярость. И самый малый сдвиг в сердцах важнее самых великих внешних побед… …Революция, изменившая весь ход ХХ века, не могла совершиться без участия таинственных и непостижимых сил. И было бы непростительной самонадеянностью считать, что мы можем создать простую рациональную модель и однозначно все объяснить. Однозначному расчету и подсчету поддаются только инерционные системы. Непосредственный взрыв божественного творчества или демонического разгула подсчету не поддается. Невозможно измерить благодать, харизму – в том числе демоническую харизму, - вдруг полученную отдельными людьми, группами, народами. Историки до сих пор не могут объяснить взрыв энергии, с которой скандинавы вторглись в историю Европы и России. И вряд ли удастся на чисто человеческом уровне объяснить русскую революцию… Готовясь к экзамену, я когда-то выучил наизусть  старую схему: глупая буржуазия – умный пролетариат – крестьянство поняло – партия сумела – империализм сцепился. Теперь предлагается новая схема, опять простая и ясная. И собирается новая гора фактов, чтобы ее подтвердить. Но факты всегда можно переставить, сгруппировать по-новому. Дарвин и Маркс собрали очень много фактов…, но антидарвинистов и антимарксистов они не убедили. Угол военного министерства Пингвинии обрушился под тяжестью улик Перо; тем не менее Перо был оправдан. Я думаю, этим кончится поход против либералов и плюралистов… ...Плюрализм – это не просто много разных мнений. Это вера, что человек выше субботы, выше принципа, выше идеи. И, конечно, выше страха, сбивающего людей в покорное стадо. Создадут ли наши прыжки хорошее правительство? Честную администрацию? Не знаю, но это, может быть, не самое главное. Я верю, что Богу важнее другое: медленные сдвиги в сердцах людей.